[sticky post]Мои статьи
mkizub
Решил выложить ссылки на свои статьи в ЖЖ.
Условно их можно разделить на два направления - философия и программирование. Конечно же, тексты по программированию полностью опираются на моё мировоззрение, картину и описание мира, и понять их без чтения статей по философии будет не просто.

Первая, базовая статья, написанная в 2006 году, как осмысление внутренних изменений - Уровни реальности (fb2).

Вскоре после неё, через описание общих этапов развития систем, рекомендации по "технологии" духовных практик - Путь улитки (fb2).

Последняя размещённая в ЖЖ статья, о рождении и смерти социумов, и о его отличии от процесса развития, текущая социально-экономической формация - Колесо Сансары и Время Перемен.

Статья написанная по мотивам моей работы над новыми интернет техологиями, сенсорным и нейро-интерфейсами, и их влиянием на Я-концепцию человека - Интерфейс и Я-концепция. Подробней об этом проекте написано на моём сайте http://skinterface.weebly.com, к интернет-части которого я написал небольшой демонстрационный "сервер астрологических прогнозов" http://u-com.pro (кстати, тексты на нём оригинальны и авторство принадлежит моей жене Ольге).

По мере подготовки (нахождению на компьютере и вычитке) статей, сюдя будут добавляться ссылки (сами статьи выложены на Google Drive в этом каталоге).

Колесо Сансары и Время Перемен.
mkizub

Рождение, жизнь, смерть – это не перемены, это цикл, колесо. Одно поколение сменяет другое. Рождение, жизнь, смерть социумов и социальных институтов – это тоже не перемены, а всё тот же цикл, всё то же Колесо Сансары. Хотя для нас, людей живущих в моменты критических изменений формы социальных структур это и может выглядеть как Время Перемен. Попытке отличить одно от другого и посвящен этот текст.

Содержание.

Естественный отбор и развитие.

При изучении разнообразия и развития и биологической жизни Дарвин обнаружил механизм этого развития – естественный отбор. Мы слышали о нём в школе, и мало задумываясь о нём, просто повторяем привычные слова, что он якобы отбирает лучших и ведёт к появлению всё более совершенных форм жизни. В действительности всё гораздо сложнее, хотя мало кто имеет желание разобраться в перипетиях действия естественного отбора.

Вообще говоря, в первом приближении, естественный отбор вовсе не ведёт нас прямиком к развитию. Самым первым его проявлением будет упрощение, отбрасывание всего без чего можно обойтись. В "тепличных" условиях (когда каждой особи предоставлены максимально благоприятные условия) это означает стремительную деградацию. В условиях жесткой борьбы за ресурсы – повышение эффективности за счёт максимального упрощения организмов и образа жизни, минимизации требуемых ресурсов.

В следующем приближении, когда организмы уже максимально «оптимизировались» и дальнейшее упрощение угрожает выживанию, естественный отбор ведёт к прямой противоположности развития – к консервации, застою, стагнации. По аналогии с физическими процессами – если бросить камень, то он будет лететь всё ускоряясь, пока не упадёт, после чего будет долго неподвижно лежать на одном и том же месте. То есть движение под действием неуравновешенных сил очень быстрое, и всё ускоряясь приводит предмет в позицию, где действующие силы кардинально меняются и приходят в равновесие. Так же и естественный отбор, который ведёт к быстрому изменению (формированию экосистемы) при "неравновесной" ситуации, и практически полной остановке изменений по достижении "равновесной" ситуации. То есть некий вид животных становится максимально полно приспособленным к текущим условиям (занимает свою нишу в экосистеме), и практически любые мутации ведут к ухудшению его приспособленности (поскольку он и так уже максимально приспособлен). В математике это называется "локальный минимум", а физический пример – предмет лежащий в ямке, может быть высоко на горе – он бы мог скатиться с горы и сильно уменьшить свою потенциальную энергию, но не скатывается, так как в ямке лежит. В качестве примера из биологической эволюции можно привести зарождение жизни на Земле, когда первоначально появившаяся жизнь достаточно быстро эволюционировала до бактерий, и просуществовала в практически неизменном виде в течении миллиардов лет (цианобактериальные маты, оставившие строматолиты), пока выделявшийся цианобактериями кислород не окислил всё железо в океане и горные породы на суше, и накопившись позволил создать клетки с более интенсивным уровнем метаболизма.

И только в следующем, ещё более тонком движении, естественный отбор приводит собственно к развитию. Для чего ему нужны катастрофы, непериодические изменения в окружающей среде. Которые, по счастью, жизнь сама же себе и создаёт. Будь то кислородная катастрофа, или изменение ландшафта Земли и содержания солей в океане за счёт прекращения эрозии растениями, а чаще всего просто за счёт расцвета "неудачников", выдавленных на периферию и сформировавших там свою экосистему.


Самопожертвование как результат естественного отбора.
mkizub

Коллектив сильнее одиночки. Стая волков сильнее волка одиночки. И в части конкуренции за территорию для охоты, и в части самой охоты – одиночка не завалит лося, а стая сможет. Одинокая антилопа быстро станет добычей хищников, а стадо не ударившихся в панику антилоп защитят и себя и своих телят даже при прямой атаке львов.

В математике (в теории игр) подобные модели рассматриваются в рамках игр с нулевым и ненулевым результатом (суммой), а так же в качестве кооперативных (где игроки могут договориться и действовать совместно) и некооперативных игр. "Ненулевой" означает, что общая сумма потерь и приобретений не равна нулю, может меняться; иными словами, проигрыш одного игрока не означает равный ему выигрыш других игроков. Игры с нулевой суммой используют в "закрытом мире", замкнутой ситуации, когда делится некий призовой фонд – например, между хищниками нужно разделить пойманную добычу. Игры же с ненулевой суммой характерны для "открытого мира", открытой ситуации, в которой возможны как приобретения извне, так и убыль ресурсов – например, ту же добычу нужно поймать; поймали – суммарный призовой фонд увеличился, упустили – уменьшился.

Возникновение кооперации, сотрудничества неоднократно происходило в процессе эволюции, и имеет достаточно простой механизм – забота о потомстве не оканчивается в срок, и семья вырастает в стаю. Но кооперативное поведение имеет одну чрезвычайно уязвимую сторону, иначе все звери и птицы жили бы стаями и табунами. В играх с ненулевым результатом кооперация приносит выигрыш всем только в случае если все соблюдают договор, и жертвуют своим, сиюминутным благом на благо коллектива.

Вот, например, один из классических вариантов игры с ненулевой суммой – "дилемма заключенного":



Двое преступников, А и Б, попались примерно в одно и то же время на сходных преступлениях. Есть основания полагать, что они действовали по сговору, и полиция, изолировав их друг от друга, предлагает им одну и ту же сделку: если один свидетельствует против другого, а тот хранит молчание, то первый освобождается за помощь следствию, а второй получает максимальный срок лишения свободы (10 лет). Если оба молчат, их деяние проходит по более лёгкой статье, и каждый из них приговаривается к 0,5 года. Если оба свидетельствуют против друг друга, они получают минимальный срок (по 2 года). Каждый заключённый выбирает, молчать или свидетельствовать против другого. Однако ни один из них не знает точно, что сделает другой. Что произойдёт?


Простейшее рассмотрение показывает, что для максимального выигрыша игроки (здесь – заключенные) должны иметь возможность договориться о совместных действиях и выполнить свою договорённость. И получить срок в полгода. Хотя легко могли бы не получать срок вообще, обманув товарища.

В жизни очень часто ситуации становятся похожи на "дилемму заключённого". Например, можно всей волчьей стаей добыть лося – но после этого добычу надо разделить. И тот, кто съел больший кусок никак не будет наказан, как и преступник обманувший товарища.

В результате, кооперативное поведение выглядит как иррациональное. Дружба, сотрудничество, даже самопожертвование заложены в нас генетически, как и во всех стайных животных. И жертвуя своим благосостоянием или самим собой во благо коллектива, мы проигрываем сиюминутно, но выигрываем в долгосрочной игре. А если мы выбираем сиюминутный личный выигрыш – проиграет и исчезнет коллектив, а без него человек не сможет конкурировать с другими коллективами. Но если коллектив не пострадает – выгодней позаботится о себе. И если член общества будет заботиться только о коллективе – последний рискует быстро остаться вообще без членов, и в итоге исчезнуть.


Жизненный цикл большого социума.
mkizub

Теперь, вооружившись знаниями о сильных и слабых сторонах сообщества, мы можем смоделировать некий обобщённый жизненный сценарий для достаточно большого социума, например, государства (но эта модель так же в целом справедлива и для какого-нибудь религиозного ордена и т.д. и т.п.).

Жизненный путь государства начинается в момент социального хаоса, старый общественный строй распался и никакого централизованного управления страной нет. Всяк выживает как может, а как мы знаем, человек существо социальное, общественное, и имеет генетически заложенную возможность и желание договариваться и самоорганизоваться в группы. И таковые группы почти мгновенно появляются, чаще всего являясь просто преступными бандами, но ради разнообразия есть и такие, которые провозглашают и следуют неким идеологиям (вроде построения "общества всеобщего равенства и братства" или "борьбы за чистоту расы" и т.п.). Очень быстро эти банды подчиняют себе неорганизовавшихся членов социума, и начинают вести конкурентную борьбу между собой. В этой борьбе между коллективами побеждает, как правило, самые крупные и имеющие самых пассионарных членов (то есть готовый пожертвовать собой ради блага общества).

Анархия и хаос отступают, поскольку появляются очаги централизованного управления, поддерживаемые бандами, заинтересованными в порядке и стабильности на подконтрольной территории. Но между собой эти банды-партии ведут беспощадную войну на выживание до тех пор, пока не останется одна, самая сильная, самая хитрая, самая беспощадная группа, сумевшая увлечь и выжать досуха население ради победы. Ну или территория будет поделена между двумя-тремя победителями, самыми хитрыми и беспощадными. Залогом победы является не только и не столько хитрость и жестокость (хотя они необходимы), но и умение выстроить чёткое руководство и мотивация населения и т.д.

После того, как давление внешних врагов снижается (они все побеждены или с ними договорились), борьба продолжается внутри элиты. Каждая очень большая группа состоит из более мелких коллективов, а коллектив состоит из своих членов организованных в различные фракции и т.п. Например, победившие в гражданской войне "большевики" на самом деле были достаточно широкой коалицией, включавшей и "меньшевиков", и "эсеров", и "анархистов", и все они внутри себя имели фракции поменьше. И пока эти фракции победителей занимаются взаимной борьбой и чистками, население страны имеет время отстроить мирную жизнь.

Следующая стадия жизни общества начинается в то время, когда вся внутренняя борьба элит завершена, и внешние обстоятельства не представляют угрозы для жизни страны. Исторические примеры из новейшей истории – приход ко всей полноте власти Наполеона, Сталина, Гитлера. Государство имеет чёткую иерархию власти, оформленную идеологию. Принимаются (и исполняются!) планы развития в масштабах всего государства, разрушенная экономика растёт ошеломляющими темпами. Это не значит, что простой народ катается как сыр в масле; как правило люди работают на пределе своих сил, живут впроголодь и в нищете, но зато они видят как в результате их труда жизнь с каждым днём становится всё лучше и лучше.

Всё улучшение жизни происходит в результате получения гигантской добавочной прибыли, произведённой за счёт синергетического эффекта, кооперации в игре с ненулевой суммой. Конечно, стремительный рост имеет ещё и ту причину, что начинается он практически от нуля, и первыми поднимаются самые прибыльные производства и отрасли экономики (снимаются сливки возможностей роста); а ведь даже небольшой натуральный рост по сравнению с почти нулём – это в процентах очень и очень много. Но ведь и само наличие прибыльных производств – следствие высокого уровня кооперации и разделения труда в обществе.

Однако, став сверхбольшим, социум, коллектив, утрачивает возможность к сопротивлению суб-пассионарному поведению своих членов, следующих тому выбору в игре с ненулевым результатом, когда игрок выбирает свой выигрыш в краткосрочной перспективе ценой гибели общества в долгосрочной перспективе. (В данном тексте термин «пассионарность» используется как способность пожертвовать своими интересами ради общественных, а «суб-пассионарность» как противоположность, предпочтение своих интересов интересам общества; разумеется, естественный отбор способствует оптимизации генотипа людей для сбалансированного выбора между своими личными интересами и интересами коллектива).

Суб-пассионарному поведению и деградации своих элит общество сопротивляться совершенно не способно, поскольку этот процесс начинается столь медленно и незаметно, что выявить его невозможно, а когда он становится заметной проблемой – бороться с ним уже некому.

Представьте себе, что вы начальник некоего министерства, и будучи всей душой преданным делу построения справедливого общества, составляете план действий на следующую пятилетку. Вы вызываете специалистов и спрашиваете у них – как лучше и эффективней организовать работу? Один из специалистов говорит – расширить штат министерства, улучшить управление, работать в таких-то и таких направлениях. Другой говорит – ваше министерство вообще не нужно и вредно, его надо расформировать, и сформировать совнархоз. Конечно, нормальный министр и на порог не пустил бы второго специалиста с такими предложениями, но будучи всецело преданным делу построения справедливого общества вы способны пожертвовать своим положением ради общего блага, и пытаетесь выяснить – так ли это, может действительно расформировать министерство? Но попытка вникнуть в полемику специалистов вызовет только полное непонимание и ощущение бессилия. Как определить правоту учёных и специалистов ратующих за управление экономикой через министерства или совнархозы, за либеральные методы или централизованное управление, выступающих за наличие неизвестных генов или отстаивающих правильность мичуринской агробиологии?

Руководитель может слушать споры учёных сколько угодно, но он не найдёт в них решения и ответа на свой вопрос. То есть ответы будут, но совершенно противоположные, и не будет никаких надежд на выяснение какой же из ответов правильный, а какой ошибочный. В конце концов он вынужден будет выбрать один из вариантов, и даже бросив монетку угадал бы лишь в половине случаев, а в другой половине будет выбрано ошибочное направление. Кроме того, мы знаем, что когда игрок принимает решение, будучи членом коллектива, и это решение не ведёт к ущербу для коллектива, то правильным будет выбор ведущий к выигрышу этого игрока. И так выглядит первый, совсем незаметный шаг в сторону доминирования суб-пассионариев в элите страны.

Давайте рассмотрим другой пример, с неким руководителем района. На него возложена обязанность обеспечить жизнь людей, производство, прибыль народному хозяйству и т.п. Он выслушивает специалистов, и один из них предлагает замечательный план. А давайте, - говорит специалист, - начнём забой скота в коровниках; слишком много у нас скота, на него идёт много кормов, а люди недоедают. Идея хорошая, соглашается руководитель района, и даёт команду на массовый забой коров. И действительно, не соврал специалист – мяса стало много, оно стало дешевле и доступней населению, экономические показатели улучшились, район по всем показателям стал стремительно выбиваться в передовики.

Через несколько лет столь успешного хозяйствования руководителя берут с повышением на соответствующую должность в область. Конечно, он прихватит с собой в областную команду и того замечательного специалиста, предложившего массовый забой скота. И не вина этого руководителя, что после его ухода дела в районе пойдут наперекосяк. Закончатся коровы, а с ними и мясо и молоко, продукты станут дороже, а жизненный уровень населения упадёт, а то и вообще голодать начнут люди. Старый руководитель будет только сокрушаться, ведь он передал дела в идеальном порядке, район был в передовиках, ах как быстро его угробил преемник. На фона этого преемника, развалившего некогда лучший район области, старый руководитель будет смотреться особенно выгодно. И возможно пойдёт на ещё более высокие руководящие должности. А с ним и специалист-советник, фактически предложивший уничтожить животноводство района, и который предложит ту же практику в отношении животноводства области.

Такими, вначале незаметными, но всё более и более ускоряющимися шагами страна начнёт пусть к своей гибели. Суб-пассионарии будут всё больше оккупировать руководящие посты и пробиваться в элиту общества. А ведь мы видели, что есть один единственный способ, которым естественный отбор борется с некооперативным поведением членов стаи - это смерть стаи как таковой. Поскольку государство у нас большое и очень эффективное, нанесение ему ущерба в некоторых местах не приведёт его сразу к гибели. А суб-пассионарии всё продолжают вытеснять первоначальное пассионарное руководство страны, ведь в каждой мини-игре с ненулевым результатом суб-пассионарии выигрывают, а пассионарии им проигрывают. И чем больше глупости и предательства проникает в элиту страны, тем больше глупости и предательства оно тащит вслед за собой (своих преемников и заместителей) – как тот руководитель района тянет за собой "специалиста" по массовому забою скота, а заодно и забою животноводства в целом.

Буквально через одно-два поколения команду себе ужа набирают по принципу личной преданности, расцветает мздоимство и лизоблюдство. Ещё одна смена поколения руководителей, и коррупция возводится в ранг системы, честные руководители целенаправленно выживаются, ложь становится даже не нормой, а обязанностью.

Этот период выглядит как период застоя, хотя процесс деградации элиты на всех уровнях идёт сверхбыстрыми темпами. Но вначале деградация маскируется за счёт заложенных первыми руководителями темпов роста и планового развития экономки; затем за счёт проедания накопленного запаса прочности; и в конце концов за счёт прямой подтасовки статистических данных, когда жизнь населения становится реально хуже, а на бумаге экономика имеет пусть небольшой, но рост.

Таким образом, на протяжении жизни нескольких поколений государственная власть деградирует и наконец подходит к своему последнему этапу жизни. Или лучше сказать – к своей смерти. Ибо деградация элиты и управления обществом заходит настолько далеко, а резервы истощены до такой степени, что даже без внешнего толчка такая страна со временем обречена рухнуть, просто под тяжестью накопившихся и добавляющихся проблем.

Процесс разрушения государства для меня наглядней всего демонстрирует Великая Французская Революция, хотя и прочие примеры революций и распада стран выглядят достаточно красноречиво. Поскольку управление большого государство выстроено иерархично, и элиты имеют несколько уровней иерархии, то и социальный лифт по которому суб-пассионарии движутся к власти имеет несколько уровней. И на каждом более низком уровне социального лифта нам встречаются всё большие суб-пассионарии. И когда прогнившее руководство страны отстраняется (в результате революции, проигранной войны, дворцового переворота и т.п.), на смену ему приходит следующее поколение, из более низкого слоя социального лифта – а значит ещё более деградировавшее, тупое, лживое, поколение управленцев. Страна рушится в пропасть, может, её ещё можно было бы спасти решительными и целенаправленными действиями, но как правило к власти приходят те, кто ещё более разрушителен для страны, чем только что свергнутое руководство. И новые, наконец дорвавшиеся до власти суб-пассионарии, разворачиваются во всю мощь своего невежества и жадности. И страна рушится в пропасть всё ускоряющимися темпами, уже без всякой надежды на выживание. Во время Великой Французской Революции "элиты" последовательно свергали друг друга: абсолютную монархию Людовика XVI сменило Национально Собрание и за ним Учредительное Собрание провозгласившее конституционную монархию, их сменил Национальный Конвент (жиронда), тех скинули якобинцы, коммуна, потом последовал Термидорианский переворот и Директория и так далее.

И лишь когда пришла элита сформировавшаяся за счёт прямого отбора, за счёт смерти и выживания группы – ситуация стабилизировалась. Наполеон был именно боевым генералом, самым успешным из французских генералов. Аналогичным образом и в России, была февральская революция (или переворот, кому как нравится), потом октябрьская революция (или переворот, кому как нравится), потом всеобщая гражданская война с десятками фракций и неисчислимыми бандами, в горниле которой и выиграла естественный отбор фракция большевиков.

Ну а дальше вы уже знаете, с этого момента и начиналась данная глава. Старая страна и её руководство, её элита – умерли, и на этом месте родится новая страна. Возможно, родится несколько стран или большая часть территории так и не получит эффективного руководства и останется в состоянии мелких наделов и войны всех со всеми. Возможно территорию страны разделят соседи или, войдя в революционный раж, новое руководство страны само отберёт территории у соседей – которые к этому времени, скорее всего, живут в состоянии "застоя", и их деградирующая элита не может оказать достойного сопротивления новому соседу, руководство которого прошло горнило самого настоящего естественного отбора и наполнено удачливыми пассионариями.

Так страны и живут, от взлёта до падения. На всю историю им отмерено всего несколько поколений. Конкретный срок зависит от устройства социальных лифтов, внешних и внутренних событий страны, возможности безболезненной деградации элиты, или наличия у элиты ритуалов, привнесённых руководителями, прошедшими реальный отбор. Например, непрерывные колониальные войны Англии и Франции постоянно пополняли их элиту свежей кровью, людьми выбившимися в руководство не за счёт своей суб-пассионарности. Но всё равно, известные тысячелетние империи, при более близком рассмотрении, являют собой просто череду достаточно слабо связанных государств, поочерёдно возникающих на той же самой территории. Так, Киевская Русь имеет мало общего по своему укладу, образу жизни и руководству с пришедшей ей на смену Романовской Россией, а та в свою очередь почти не связана с Россией КПСС. Или Римская империя, возникшая в виде Римской Республики, сменившаяся Римской империей, на очередном цикле возрождения потерявшей Рим, но воплотившаяся в Византии (так себя и называвших Римской империей, ромеями), и сама Византия так же пережила несколько смен династий, включавших упадок и восстановление страны почти с нуля.

Сценарии и внешний вид событий могут быть самыми разными. В Германии после I-й мировой войны вроде и не было революции, зато её с успехом заменило поражение в войне, а процесс смены элиты имел форму Веймарской Республики, и победившие в естественном отборе Гитлер был, скорее, ставленником внешней и внутренней элиты, чем выдвиженцем гражданской или освободительной войны, вроде Наполеона. И хотя гражданской войны Германия избежала (что сильно сократило время восстановления её экономики), но чистки в элите страны были достаточно жесткими. Можно вспомнить и уничтоженных немецких коммунистов и борьбу Гитлера со своими соратниками, вроде Эрнста Рёма, боевиков которого он хотел использовать для прихода к власти, а после вынужден был устраивать среди их руководства ночь длинных ножей.

Опять же, после победы, новая власть может остановиться в своей борьбе (как сумел сделать Сталин), или продолжить её до полного самоуничтожения, как предлагали адепты мировой революции Троцкого, и как сложилось у Наполеона или Гитлера. Конкретная история может быть очень разной, но главное, чего нельзя избежать при образовании новой страны – это чистка элит, и чем основательнее, тем большего может достичь страна, избавившаяся от большинства суб-пассионариев в своём руководстве.


Состояние Российской Империи сегодня.
mkizub

Как было описано в предыдущей главе, жизненный путь государства, его движение приводится в действие энергией единства и борьбы противоположностей – пассионарного и суб-пассионарного поведения членов коллектива. А так же большой задержкой между причинами роста или краха и самими событиями, вызванной масштабами общества и соответствующей инерцией. Кроме того, конкретная история конкретного государства, его внутренней и внешней ситуации, могут достаточно сильно увеличить или уменьшить срок жизни страны, и результат её "возрождения" в новом качестве после смерти предшествующей формации.

Каково же текущее состояние нашей страны, где её место в этом цикле смены государств на территории Российской Империи? Увы, я не являюсь ни политологом, ни социологом, и не способен объективно оценить состояние элит, и степень правильности или ошибочности экономических и политических действий постсоветских элит. Я могу лишь привести компиляцию из наиболее правдоподобных (с моей точки зрения) моделей, показанную через призму процесса деградации и смены элит.

После революции и гражданской войны, в которой победили большевики, чистка в рядах элиты была ещё совсем не закончена. После победы над внешним врагом большевики устроили разборки со своими союзниками (эсерами и меньшевиками), а потом, как пауки в банке, стали бороться за власть между собой. Сталин, хоть и был героем революции и гражданской войны, был отодвинут старшими товарищами на техническую и несколько унизительную для революционера должность секретаря, и они с упоением окунулись в стихию распространения революции вовне и вовнутрь. Собственно, их жизнь была сформирована революцией, и привела их к вершинам власти, и было бы странным отказываться от столь выигрышной стратегии. Посему главной задачей был провозглашён экспорт (мировой) революции вовне, и борьбу с недобитым врагом (крестьянством под видом кулачества и интеллигенцией как подстилкой буржуазии) внутри. Но Сталин технично превратил своё поражение в победу (тем самым доказав, что не зря был выдвинут естественным отбором), и сумел уничтожить вначале "старших товарищей", а затем и большинство из старых большевиков, слишком заслуженных, чтоб безропотно подчинятся пусть и первому, но среди равных.

Хотя с одной стороны, эта победа Сталина позволила стабилизировать государство и направить всю синергию коллективизма на возрождения страны и её экономики, а не на внешнюю экспансию (что так плохо закончилось для Наполеона и Гитлера), это же и уничтожило почти всю пассионарную часть элиты, пришедшей к власти. Продолжающиеся до самого начала II-й мировой войны чистки сметали правых и виноватых, не разбирая между пассионариями и рванувшими на освободившееся место суб-пассионариями.

Согласно семейной легенде, мой дед – комиссар, избежал чисток 37-го года буквально чудом, его несколько раз переводили на новую работу буквально за несколько месяцев до того, как всё руководства завода или области "чистили под ноль". Но сколь верёвочке не виться, всё равно конец наступит. Для деда это произошло, когда он (во время войны!) не обеспечил высокой московской комиссии развлечений с блек-джеком и шлюхами, а разругавшись с ними имел наглость послать вдогонку счёт за выпитое-съеденное. Такая вот зарисовка с натуры, о пассионариях и суб-пассионариях в элитах, их конкурентной борьбе и её исходе. Кстати, будучи реабилитирован после войны, дед отказался вступать обратно в партию, как ему предлагали, что косвенно указывает на его личные качества.

Великая Отечественная война лишь продолжила процесс непрерывных чисток, убивая в первую очередь пассионариев, но и выдвигая новых членов элиты на основе их личных заслуг, а не их хитрости и коварства, что видимо и создало предпосылки для "оттепели" 60-тых.

Увы, после войны, социальный лифт практически перестал работать для пассионарной части населения, и ускоренными темпами понёс к вершинам власти суб-пассионариев. Которые росли из комсомольцев в руководство района, а затем и областей страны. А дальше этот лифт упирался в ЦК КПСС, который ротировался только за счёт естественной убыли своих членов, и со временем превратил управление страны в "геронтократию".

У суб-пассионарных политиков, столпившихся у подножья Олимпа (то есть с одной стороны руководителей областного, районного масштаба, а с другой стороны всяких влиятельных руководителей овощебаз, красных директоров крупных заводов, и прочих обладателей власти и ресурсов) было две главные проблемы. Первая – невозможность закрепить, удержать свою власть и передать её своим детям. И вторая – наличие личной ответственности за совершаемые ими поступки и принимаемые решения, что для суб-пассионариев особенно обидно и опасно (в силу их полного несоответствия занимаемым должностям).

А пример, где эти проблемы отсутствовали был совсем рядом, по ту сторону берлинской стены. Гады-капиталисты жили себе припеваючи, обладая всеми благами и властью просто за счёт личного богатства. При этом ни один капиталист не несёт ответственности ни перед народом, ни перед своими подчинёнными. Он может не опасаться внезапной проверки ОБХСС, тратить средства на свои прихоти и нисколько этого не скрывать от трудового народа, а после смерти все его средства и связи достанутся его родным деткам. В общем, капитализм, главный идеологический враг СССР выглядел как рай на земле, с точки зрения практически всей элиты, кроме самой её верхушки.

И как только очередная смерть очередного генсека вынудила стариков поставить молодого лидера, суб-пассионарная элита не ударила в грязь лицом и на всё 100% использовала предоставившуюся возможность. Да, они не стали правителями мира, но они получили гарантии, которые даёт капитализм своей элите – безнаказанность и безответственность. Ну, это они так считали, что капитализм это безнаказанность и безответственность. Но как Англия и Франция, за счёт непрерывных колониальных войн могли пополнять свою элиту людьми, прошедшими настоящий, полноценный естественный отбор, так и капитализм в целом имеет механизм фильтрации слишком уж деградировавших суб-пассионариев. Это механизм "рыночной экономики" – иметь много денег ещё недостаточно, их нужно уметь сохранить, а лучше преумножить. Суб-пассионарная элита СССР, выросшая в условиях способствовавших продвижению подхалимов, оценке подчинённых по личной преданности, а не деловым качествам, оказалась почти беззащитной перед новыми требованиями принесёнными капитализмом.

С другой стороны, "лихие 90-тые" позволили выдвинуться в лидеры большому количеству умных и сильных духом людей – от особо удачливых главарей ОПГ, до выкинутых со службы военных и внутренних органов (изначально воспитываемых в духе абсолютной преданности родине и готовности отдать за неё жизнь, если потребуется).

Внутренняя борьба постсоветских элит разных республик, включавших большое количество как представителей старых элит (в основном суб-пассионарных), так и множество новых членов (зачастую весьма пассионарных), привела к разным результатам. Скорее, не столько из-за особенностей наших народов, сколько из-за случайностей, ну, так рулетка выкинула.

В Белоруссии достаточно быстро победу одержал Лукашенко, совмещающий в одном лице как представителя старых элит (поскольку он был председателем крупного колхоза), так и представителя новой элиты (поскольку победил в честной борьбе на выживание). Это с одной стороны позволило сохраниться экономике и образу жизни Белоруссии, а с другой стороны, так и не разрешило проблему очистки элиты от засилья суб-пассионариев, руководителей выбирающих личные блага в ущерб общественным интересам.

На Украине чуть было не сложился белорусский сценарий, но Кучма, красный директор Южмаша, одного из крупнейших советских заводов, был технично срезан делом Гонгадзе, и ситуация скатилась в олигархократию. Лидеры новых элит, выдвинувшиеся в настоящей борьбе за место под солнцем, такие как Янукович и Юлия Тимошенко, оказались недостаточно агрессивными и удачливыми, и не сумели взять всю полноту власти в свои руки. Скорее всего, дело в стандартной игре американцев, не допустивших централизации власти в стране, что в итоге сейчас ведёт к "сомализации" Украины, и с большой долей вероятности к гибели страны как таковой. Собственно, самостоятельной она уже в принципе не может стать, лишь колонией либо России, либо ЕС, либо территорией хаоса и безвластия. Что это такое мы знаем на примере Афганистана или Ирака. Есть ещё призрачный шанс на то, что гражданская война на Донбассе сможет выдвинуть нового, достаточно харизматичного, умного, жесткого и удачливого лидера. Не особенно важно – со стороны ли ополчения, или со стороны украинских националистов, но такой лидер мог бы отобрать руководство страны у России/ЕС/США, а уж на что способна страна, пусть находящаяся в руинах, но с пассионарным руководством и народом объединённым общей идеей – мы знаем на примере той же наполеоновской Франции или гитлеровской Германии, в считанные годы завоевавшие почти всю Европу.

Судьба Российской Федерации наоборот, вначале бодро шла по пути регионализации и засилья олигархов, которые предпочли не воевать друг с другом до полной победы, а закрепить статус-кво, раздробленность страны, её разделённость по национальному признаку и между основными олигархическим кланами. Для соблюдения договора поставили Путина, в качестве технического директора. Но история повторилась, и как Сталин, поставленный старшими товарищами на должность скромного секретаря, неожиданно вырвал себе всю полноту власти, так и Путин неожиданно стал значимой фигурой и сумел построить некое подобие единой вертикали власти с собой во главе. Но в отличие от Сталина, Путин жёстких зачисток элиты не проводит, что означает лишь приостановку процесса распада страны, ведь базовая причина не устранена – вырождение элит не только не остановлено, но развивается всё быстрее.

Судьбы остальных постсоветских республик тоже достаточно разнообразны и показывают нам почти весь спектр возможного развития ситуаций, включая и гражданские войны, и перевороты, и войны с соседними государствами и прочая и прочая, но практически нигде причины распада страны не устранены.

У всех у нас осталась общая нерешённая проблема. Старое государство развалилось, элиты пополнились большим количеством новых лиц, выдвинувшихся с самых низов (как бандитов типа Януковича, мошенников типа Тимошенко, красных директоров типа Лукашенко, бывших силовиков вроде Путина), но они всё ещё наполнены большим количеством суб-пассионариев. При полноценной смене государства старые, выродившиеся элиты, и их ещё более деградировавшие "преемники" (находящиеся чуть ниже в социальном лифте) вычищаются почти полностью – иначе страна просто не встанет из разрухи. Это обеспечивает запас по времени для нового государства, процессы замещения пассионарной элиты суб-пассионариями вначале очень замедленны, почти незаметны. А большое количество суб-пассионарной элиты, оставшееся в постсоветских республиках, вылилось в то, что деградация элит в наших странах происходит максимально быстро. То есть процесс создания нового (новых) государств на территории бывшего СССР практически не состоялся. Элиты были лишь частично разбавлены новыми членами, прошедших жесткий отбор "лихих 90-тых", но далеко не пассионариями, ставящих общественное благо (пусть даже благо своей банды, а не общества в целом) выше своих интересов.

Можно сказать, в терминах русской истории, что в период великой смуты мы уже вошли, а вот период окончательного разрушения государства (падения семибоярщины) и создания новой страны ещё не начался.


Типы отношений в коллективе.
mkizub

От дней сегодняшних и близких мест, вернёмся к обзору мировой истории в целом.

Если бурные процессы происходящие вокруг нас, когда рушатся и возникают империи, и вся мировая экономика и мироустройство меняются на глазах нашего поколения – если не это время перемен, а всего лишь очередной круг колеса сансары, вечной смены жизни и смерти и снова жизни, то в чём же суть перемен, что нового возникает вокруг нас?

Для ответа на этот вопрос я бы предложил рассмотреть модель социально-экономических формаций. В классическом варианте это последовательность из первобытно-общинного строя, рабовладельческого, феодального и капиталистических устройств общества и экономических отношений. Но для описания текущих процессов, мне кажется удобнее начать с рассмотрения скорее социальной, чем экономической составляющей.

Вместо классификации общественного строя по главному средству производства (рабам, земле, капиталу), я хочу рассмотреть общество с точки зрения доминирующих отношений в группе. Рассмотреть, на чём строится та самая кооперация, дающая столь существенный выигрыш в играх с ненулевой суммой.

Наиболее распространёнными на сегодняшний день отношениями в коллективе, мне представляется, являются три формы.

а) насилие, угрозы и запугивание, то есть принуждение в пределе угрожающее жизни.

б) формальный договор, то есть единые для всех сторон правила и конвенции (включая и конвенцию денег).

в) равноправное сотрудничество на основе максимального использования знания и опыта каждого члена коллектива и справедливой доли в распределении полученных благ.

Вторым важным моментом является то, что эволюционно более прогрессивные отношения распространяются по социальной иерархии снизу вверх. По той причине, что чем меньше коллектив, тем проще в нём достичь договорённости между всем членами группы, и тем проще контролировать отступление от договорённостей (неизбежно возникающие как соблазн поставить свои сиюминутные интересы выше долговременных интересов общества). В достаточно больших группах людей этот контроль затруднён настолько, что отношения кооперации могут возникнуть только между более мелкими группами людей как субъектами договора при организации более крупных сообществ.

С точки зрения этой классификации, я могу описать первобытно-общинный строй как социум насилия (абсолютной власти племени по отношению к конкретным его членам), с отсутствием более высоких ступеней социальной иерархии. Рабовладельческий строй можно описать как расширение "вверх" социальных структур, за счёт организации отношений между отдельными племенами, то есть создания коллектива коллективов. При этом отношения между племенами строились на основе насилия. При этом, в самом низу социальной лестницы отношения всё больше переходили в форму формального договора. Вначале на основе единого денежного обращения во всём государстве. А ближе к концу существования Римской империи рабов всё чаще отпускали, связывая со старыми хозяевами экономическими отношениями. Дело в том, что в результате развития сельскохозяйственных инструментов и технологий, сложность сложность сельскохозяйственных работ возросла настолько, что добиться их качественного выполнения от раба стало просто невозможно. Да, раб сделает всё, что прикажут, но этого оказалось мало. Работать надо было с желанием, плюс иметь соответствующую квалификацию. Тут уж либо тупая скотина, неспособная вырастить приличный урожай, либо самостоятельный, заинтересованный в результатах своего труда крестьянин, но при этом выдающий значительно больший урожай. И хотя с крестьянином нужно было делиться более щедро, но экономия на надсмотрщиках и повышение производительности труда делали доходы хозяина крестьян выше, чем доходы рабовладельца. Для примера, лучшая армия древней Греции, спартанцы – были практически не в состоянии вести войны с внешними врагами. Просто по той причине, что почти все наличные войска были перманентно заняты функциями надсмотра над рабами и подавления восстаний. Да, их армия была одной из лучших, но все её ресурсы поглощались борьбой с внутренней угрозой. Так что переход к феодальному устройству высвободил заметное количество ресурсов и позволил в короткие сроки вытеснить классические рабовладельческие государства.

Феодальный строй можно описать как общество, на нижних ступенях общественной иерархии которого практически полностью превалируют отношения формального договора, а на более верхних ступенях отношения строятся на основе насилия. Классический феодализм – это договор о защите между крестьянами (общиной) и князем/феодалом. Община содержит феодала и его воинов, а феодал с дружиной обеспечивает мир и спокойную работу крестьянам. Конкретные формы этого договора были различны в разных странах и в разные времена. На Руси бытовали как форма доминирования общины, которая могла пригласить, а могла и отослать князя с дружиной и пригласить другого; так и формы, в которых вся власть принадлежала князю, который, однако же, вынужденно следовал традициям и устройству жизни основной массы населения. Обратить крестьян в рабов ни князь ни барон не могли. То есть пытались, и делали это, но как следствие, производительность труда резко падала и такое руководство со временем гибло. Отношения же между сеньорами и вассалами основывались практически полностью на основе силы, завоевания территорий.

Капиталистический строй перевёл отношения на всех уровнях социальной иерархии отдельного государства на форму договора, конвенции, с общими правилами, едиными для всех. И если в период начала капитализма и захвата колоний, отношения между государствами (метрополией и колонией, а также между метрополиями) ещё опиралось на логику войны и насилия, то уже нео-капитализм перевёл и эти отношения в рамки экономической эксплуатации, а не насилия. То есть колонии грабились за счёт "правильно" составленных договорённостей между ними и метрополией. Нынче же даже эпоха неоколониализма закончилась, и страны "третьего мира" начали всё чаще экономически превосходить свои бывшие метрополии.

В последнем акте этой пьесы мы видим попытки США отменить единые правила для всех, трактовать международное право как им вздумается и как выгодно именно США. Неизменным результатом их деятельности является разрушение государственности как таковой – в Афганистане, Ираке, Ливии. Нигде они не дают возможности победить одной силе, которая с нуля возродит страну, построив новое государство. Везде они пытаются оставить самоподдерживающийся конфликт из нескольких недопобедивших фракций. Они делают это как при помощи прямой интервенции, так и при помощи переворотов и закулисных игр. На Украине им удалось не допустить к сохранению власти ни Кучму, ни Тимошенко, ни Януковичу, и сейчас страна раздирается в гражданской войне с востоком, а на подходе почти самостоятельный каганат Коломойского, и небольшая, но очень самостийная Галиция. С одной стороны они правы, и вернутся к отношениям насилия, отношениям сеньор-вассал можно только опустив уровень экономики остальных стран мира до уровня экономики времён колониализма, как минимум до уровня начала 20-го века. Для чего необходимо уничтожить промышленность во всех странах мира кроме США, и не давать ей восстановиться держа страны в полуразрушенном состоянии, аналогичном состоянию нынешних Афганистана, Сомали, Ирака, Ливии, то, к чему ведут сейчас Украину, а через неё и ЕС и Россию. Я только не могу понять, кого же США планируют грабить, если они опустят остальной мир в средние века? И как они собираются поддерживать свой уровень жизни, если грабить будет нечего? Но главная проблема западного мира, конечно, не в этом, а в дошедшей почти до предела деградации элит, которые скоро обрушат их социальное устройство без всяких внешних противников.


Отношения сотрудничества.
mkizub

Если более прогрессивные отношения в коллективе появляются вначале внизу социальной пирамиды, а отношения договора-конвенции уже распространились практически на всю пирамиду, то где они и какие они, эти новые отношения?

Первым их признаком должно быть то, что они позволяют существенно повысить производительность труда, по сравнению традиционными капиталистическими отношениями (наёмным трудом). И примеры подобных коллективов и производственных отношений есть! На западе он сейчас чаще всего реализуется в виде "стартапов".

Успешный стартап начинается с идеи, которую реализует небольшой коллектив, и создаётся высокодоходный бизнес. Для капитализма, при котором главным средством производства является капитал, технология создания нового бизнеса выглядит так – капиталист нанимает изобретателей, руководителей, рабочих и инженеров, маркетологов и продавцов, покупает необходимое оборудование и помещение. На всё это, на зарплату, на оборудование, на организацию – нужны деньги. Личный или заёмный капитал. Вся ответственность лежит на владельце капитала, но и вся прибыль достаётся ему. Работникам – зарплата, ну, может ещё премии.

Организация стартапа совершенно иная. На время реализации идеи руководители и рабочие получают минимальную зарплату, но им начисляется доля в будущей прибыли от создаваемого бизнеса. Если они реализуют идею и создадут успешный бизнес – начисленная им доля с лихвой перекроет недостачу в зарплате. Успешные стартапы позволяют заработать участникам коллектива миллионы буквально за год-два. Получая не фиксированную зарплату, а долю в прибыли, члены стартапов выкладываются на всю катушку. И что ещё более важно – конечный успех зависит от всех участников без исключения. Если идея неудачная, то самая совершенная реализация не принесёт успеха. Если идея хорошая, но не смогли качественно реализовать – продать не смогут. Если и идея хорошая, и реализована на отлично, но маркетологи провалили продажи – не получит денег никто. При капиталистических отношениях за всем этим обязан следить собственник, капиталист, он несёт риски, и он получает прибыль. Но капиталистическая схема не даёт дополнительной мотивации работникам. Им, собственно, всё равно – они своё дело сделали, зарплату получили. Хорошо сделали, так себе – не важно, это не их проблема, это головная боль капиталиста. В стартапе, когда ты или получишь миллионы, или потеряешь годы жизни безрезультатно – это становится головной болью всех членов коллектива.

По этой причине в стартапах складываются отношения не начальник-подчинённый, но специалист-помошник. Точнее, это одно из условий успешности стартапа. Не сложились подобные отношения – шансы на успешное создание прибыльного бизнеса значительно снижаются. При отношении специалист-помошник, остальные члены команды должны доверять специалисту в области его специализации, и оказывать всемерную помощь. Скажем, если это стартап по написанию некой программы, то маркетологи должны слушать программистов в области программирования (что можно реализовать, а что нельзя или это потребует слишком много ресурсов), а программисты должны слушать маркетологов в области продаж и условий целевого рынка (эту программу можно продать, или её нужно переделывать в таком-то направлении).

Конечно, стартапы – это не единственный пример подобных отношений, и подобные коллективы появились гораздо раньше. На Руси подобные коллективы и производственные отношения издавна назывались "артель". Скажем, строительная артель. Несколько строителей получают заказ и строят дом. Кто-то из них специалист по закладке фундамента и подводу труб и коммуникаций, кто-то хорошо кладёт кирпич, кто-то мастер ставить крыши и так далее. Когда роют фундамент – командует специалист по фундаменту, тут столько выкопать, тут вставить трубу, тут арматуру усилить, а здесь можно сэкономить. Другие выполняют его задания, но и сам специалист не просто раздаёт команды, а работает больше всех. Когда фундамент заложен, управление незаметно перетекает к специалисту по кладке. Он кладёт, другие мешают раствор, подносят кирпичи, делают шаблоны для арок и т.п. И так по каждому шагу в строительстве дома. А когда приходит время общаться с заказчиком – у артели есть свой специалист. А когда приходит время разделить заработанное, и определить кто ленился, а кто старался и первым за работу хватался – тут уж все видели.

Как стартапы, так и артели, позволяют достаточно быстро заработать большие деньги, но и требуют от члена коллектива работы не за страх, а за совесть, требуют полной отдачи сил и высокой квалификации. И достаточно быстро обнажают поведение человека в коллективе – он способен пожертвовать своими сиюминутными интересами ради общего блага коллектива (разумеется, рассчитывая получить много больше, за счёт успеха всего коллектива в целом), или он пытается сжульничать, схитрить, заграбастать побольше, а поработать поменьше.

Но для успешного существования стартапа/артели существует важное экономическое условие. Цена на средства производства должна быть существенно ниже стоимости работы специалиста. Это так для строительной артели – купили себе топоры, лопаты, молотки да пилы, и можно строить дом. Это так для реализации какой-нибудь программистской идеи – современная стоимость компьютера ниже ежемесячной зарплаты хорошего программиста, да у них у всех свои компьютеры дома стоят, может и покупать не придётся. А вот если требуется дорогое оборудование, тогда увы – это к капиталисту. Капитал есть у капиталиста, и производственные отношения будут соответствующие.


Уровень разделения труда.
mkizub

Чтоб оценить перспективы расширения новых производственных отношений и замены отношений договора отношениями сотрудничества, мне нужно немного отвлечься в сторону одной из составляющих современного экономического кризиса – прекращение роста рынков и уровня разделения труда.

Промышленная революция, давшая начало капитализму, сама стала возможной после овладения человечеством энергии "угля и пара". То есть вместо 1-ой человеческой силы, или 1-ой лошадиной силы, производственные механизмы получили возможность использовать намного большую энергию, без увеличения количества требуемой живой силы, повысили производительность труда (в расчёте на 1-го человека).

Механизмы, как правило, мы создаём достаточно простые, способные обычно к одной единственной операции. Что-нибудь разрезать, или что-нибудь сшить, что-нибудь отштамповать, что-нибудь высверлить и т.д. Чем больше инструмент и чем более он специализирован для выполнения нужной операции, тем больше производительность труда и меньше цена производства, но и тем большее количество изделий он производит и тем больше их нужно продать. Следовательно, повышение производительности труда и удешевление производства требует увеличение уровня разделения труда и расширения рынка сбыта.

Скажем, раньше каждый делал себе столы и лавки в дом сам, ну, может соседа просил, если тот был хорошим мастером. Теперь всё иначе – выращивают лес одни, заготавливают другие, пилят третьи, сушат четвёртые, вырезают детали пятые, дизайном занимаются шестые, доставляют заказчику седьмые, собирают у заказчика восьмые. И думаю, я ещё несколько десятков операций пропустил, по незнанию специфики. Зато делают они свою работу крайне эффективно и дёшево – валят специальными машинами, или в крайнем случае электропилами, возят вагонами, режут на мощных станках, а дизайн делают на компьютере и так далее.

На сегодняшний день человечество уже вплотную подобралось к пределу в возможном уровне разделения труда и росту рынков. Транснациональные корпорации организуют производство так, что производят товары, распределяя производство во всём мире, и рынком сбыта является практически весь мир. Если вам нужно произвести какой-то процессор, то в мире найдётся две-три фабрики способных его изготовить, а остальные микропроцессорные фабрики приспособлены для выпуска других типов процессоров. Зато и продаёт эти процессоры производитель по всему миру.

Конечно, инженеры могут придумать и более специализированные машины и построить более специализированные фабрики, и удешевить производство ещё. Но вот рынок уже не вырастет, чтоб окупить вложения в более специализированные и более дорогие средства производства.

Значит ли это, что возможность повышения производительности труда, а значит и повышение уровня жизни населения, исчерпалась? Значит ли это, что прогресс практически остановится (по сравнению с той скоростью, которую мы наблюдаем последние пять столетий, начиная с промышленной революции)?

На эти вопросы можно ответить – и да и нет.

Да, в том смысле, что предыдущая модель расширения рынков сбыта за счёт завоевания новых колоний, потом за счёт войн между метрополиями, и последнее расширение – западной экономики за счёт поглощения рынка СССР и его союзников – этот тип расширения закончен.

Нет, поскольку остаются ещё и другие возможности расширения рынков, и, кроме того, прогресс не ограничен единственной моделью развития.

1) Рынок может расти не только в ширину, но и в глубину. Ещё миллиарды людей не входят в этот глобальный рынок, так как просто не имеют денег, не создают платёжеспособный спрос. А денег не имеют по причине низкой производительности труда, вызванной отсутствием образования и квалификации. К примеру, почти половина населения Китая живёт практически в каменном веке. Дав образование и специальность детям подобных людей, экономика сможет увеличить размер рынка в разы.

2) Не всякий рынок ограничен численностью населения. Да, больше одного, максимум двух телефонов для одного человека не продать. Но на подходе новый технологический уклад, который будет основываться в добавок к генетике и нанотехнологиям ещё и на искусственном интеллекте, связи и роботизации. Количество роботов не будет ограничено количеством людей, а это рынок (включающий их производство и обслуживанием) практически безразмерный. С точки зрения экономики – человек есть один из элементов производства, зарплата есть расходы на амортизацию, воспроизводство этого элемента. Ничем принципиально роботы от людей отличаться в плане экономики не будут – на их обслуживание и амортизацию нужно будет точно так же тратить деньги и производить для них запчасти-товары.

3) Уже упомянутое развитие робототехники и искусственного интеллекта позволит перейти от всё более узкой специализации средств производства ко всё большей адаптивности средств производства. Например, если построить большой пресс для производства какой-то детали, то для окупаемости этого пресса он должен произвести, миллионы этих деталей, что требует соответствующего размера рынка сбыта. Но если его можно перенастраивать, то им можно производить тысячи разных наименований по несколько тысяч или даже сотен штук каждого. А это потребует намного меньшего по размеру рынок сбыта. Соответственно, роботы и будут теми адаптируемыми средствами производства, способными дёшево выпускать небольшие партии изделий. Роботы – это не обязательно человекоподобные железяки, конечно. Это и 3D-принтеры, и автомобили не требующие водителя и так далее.

Большие и специализированные машины нам нужны для дешёвого тиражирования материальных ценностей, но они требуют больших партий для окупаемости этих машин. Если же мы сможет дёшево тиражировать даже небольшие партии материальных ценностей (за счёт адаптируемых роботов), то нужда во всё расширяющемся рынке сбыта отпадёт сама собой.

Фактически, можно сказать, что переход к следующему технологическому укладу позволит увеличивать производительность труда без расширения рынка. Уровень разделения труда будет повышаться не увеличением специализированности, а адаптивностью технологий.

Собственно, это ответ на вопрос о необходимости недорогих средств производства для широкого распространения отношений сотрудничества в области производства. Роботы, универсальные, адаптируемые, производимые в больших количествах – и есть то дешёвое средство производства, которое позволит существовать артелям без капиталиста, сделает стоимость работы человека выше стоимости средств производства.


Интеллект.
mkizub

Чтобы адаптация роботов к производству новой продукции, то есть перенастройка, стала дешёвой, и чтобы роботы смогли выполнять большой спектр работ – они должны обладать интеллектом. Не обязательно интеллектом Эйнштейна, конечно. Чтоб копать ямы вместо экскаваторов, или вести сельское хозяйство вместо тракторов и химикатов, чтоб везти грузы по дороге из пункта А в пункт Б – эйнштейновского ума не нужно. Даже интеллекта уровня крысы или птицы хватит с головой (кстати, и крысы и птицы – изрядно умные создания, по сравнению с нынешними компьютерами). Собирать жучков в поле (вместо трактора разбрызгивающего ядохимикаты) или собирать урожай яблок, кукурузы, морковки (вместо специализированных машин трясущих яблони или плугов выворачивающих морковку) – даже интеллекта птички будет слишком много.

Роботы с минимальным уровнем интеллекта, но вполне годные к промышленному использованию, уже начали появляться. Хотя они существуют пока в виде экспериментальных образцов, но лет через 5-10 начнётся массовый переход к их серийному производству. Скажем, у всех на слуху разработка автомобилей способных ехать без водителя. А ведь через 5 лет система автопилота начнёт встраиваться в серийные автомобили премиум класса, но главное – в большие автомобили для перевозки грузов. Эти автопилоты будут всяко дешевле зарплаты водителей, работать будут 24 часа в сутки, и никаких профсоюзов. Уже внедряются роботы для разделки мяса, для сортировки мусора и так далее и тому подобное. Через 20-30 лет начнут исчезать целые профессии, и производство будет перестраиваться так, чтоб исключить человека из производственной цепочки насколько возможно. Ведь не очень интересно иметь автомобиль доставляющий грузы 24 часа в сутки, и погрузку-разгрузку осуществляемую людьми 8 часов в сутки.

Чем дальше, тем больше человек будет вытесняться из всех производств, требующих неинтеллектуального, монотонного труда. Само собой – из сборочных цехов, и с цехов по разделке мяса и рыбы, и со стройки в качестве экскаваторщика и каменщика, и с лесопилки, и ещё из тысяч производственных мест. И чем дальше, тем больше будут требоваться люди творческие, способные делать то, что не может сделать робот с ограниченным интеллектом.

Но что будет, когда роботы станут такими умными, что вытеснят людей и из высокоинтеллектуальных и социальных профессий? Не нужны будут инженеры и врачи, учителя и директора? Вообще люди не нужны будут и человечество будет вытеснено роботами?

Эти страхи имеют приблизительно столько же основания, сколько страх того, что смешав адские ингредиенты в пробирке мы поможем самозародиться в ней жизни адской протоплазмы, которая выползет из пробирки и всех нас съест!.. Не знаю, может я не смешно пошутил, и многие мои читатели представляют себе это сценарий вполне реальным... Но ей-богу, не может жизнь самозародиться в пробирке (чтоб осознать это достаточно знаний о белках и генах на уровне средней школы), а уж чтоб съесть нас ей надо будет пройти путь сравнимый с миллиардами лет нашей эволюции.

Совершенно так же, не может самозародиться в роботах интеллект, сколько транзисторов не впихивай в их процессоры. Чтобы разобраться как функционирует белковая жизнь генетикам будущего понадобятся десятилетия. Чтоб научиться делать что-то самостоятельное, а не вспомогательное, возможно понадобятся и столетия. И точно также, чтоб понять как работает интеллект нам понадобятся десятилетия. Конечно, мы много знаем уже сейчас, так же как многое знаем о белках и генах. Но это слишком общее знание. Как только доходит дело до деталей, подробностей, конкретных механизмов – сплошной туман. Даже таблетки для похудения создать не можем, какие уж тут таблетки вечной молодости... Дошло до того, что учёные обнаружили носителей наследственной информации вне ядра, сложные механизмы экспрессии генов плода зависящие от состояния матери. То есть практически подтвердили многие положения лженауки академика Лысенко. Диалектический «тезис» осваивается, «антитезис» уже виден, после их освоения мы будем готовы к синтезу, реальному управлению организмом на микро-уровне. В исследованиях об искусственном интеллекте такого прогресса ещё и близко не наблюдается. С трудом научились распознавать видео и аудио образы (скажем, для автопилота машины необходимо отделять пешехода от дерева, различать дорожные знаки и т.п.), кое-как продвигается исследование группового поведения насекомых, едва нащупываются пути создания собственно интеллекта как такового (то есть умения выводить новые знания из имеющихся фактов). Вопрос о психике, как составляющей интеллекта, даже не стоит. Да что там психика, алгоритмы поведения уровня земноводных и пресмыкающихся для нас слишком сложны.

Вот когда мы разберёмся с интеллектом хотя бы до уровня возможности точно определять состояние и управлять изменением уже имеющегося интеллекта – можно будет говорить о создании полноценного искусственного. А полноценно управлять означает большой прогресс в психологии. То есть возможность однозначного и достоверного определение причин и излечение или создание всяких фобий, параной, депрессий, и более сложных заболеваний, за известное время с гарантированным результатом. Пока мы не создали психологию роботов и не владеем ею на таком уровне, говорить о создании искусственного интеллекта уровня человек – наивно.

Для решения узкоспециализированных задач – интеллект уровня человека чаще всего не не нужен. И заменить человека компьютеры не смогут ещё очень, очень долго. Но к тому времени заменять людей будет не особо нужно. Потому как будучи вооруженными новыми знаниями и технологиями, люди немедленно примутся за самоусовершенствование. Скорее всего, процесс начнётся с нейроинтерфейса, с устройств связи. Нейроинтерфейс – это не обязательно электроды в мозг. У нас есть много незадействованных органов чувств. Скажем, аудиоканал, который можно наполнять не только через наушники, но и проводимостью звука через кости или модуляций ультразвука. Осязание, особенно руки и ладони, можно задействовать через перчатки, а то и какую-нибудь токопроводящую татуировку. Впоследствии, для профессиональных нужд и лечения некоторых заболеваний начнут вживлять и имплантанты отдельным людям, потом и всем желающим. Развитие генетики позволит выращивать и специализированные органы – электрический угорь имеет же батарейку, и человек приспособится. Потом пойдут задачи улучшения памяти, усиления интеллекта, сохранения и восстановления отдельных областей сознания, а за ним и возможность копирования сознания целиком.

Трудоёмкость создания отдельного субъекта с искусственным интеллектом уровня человека будет, очевидно, сравнима со стоимостью и хлопотами по воспитанию просто человека. А результат будет мало отличаться. Точнее, если для каких-то специализированных целей – то специально созданный для них искусственный интеллект конечно будет предпочтительнее. Но если обычный, универсальный, адаптивный член общества – человека будет проще воспитать. Конечно, этого биогенного киборга, с усиленными памятью и интеллектом, сложно уже будет назвать просто человеком в нынешнем смысле этого слова. Ну так и мы, наследники лягушек и обезьян, довольно сильно отличаемся от предков.


Время перемен.
mkizub

Давайте вернёмся из отдалённого будущего к нашему времени, и попробуем определить специфику текущего времени и грядущих перемен.

Существует формула, описывающая процесс освоения нового – "невозможное сделать возможным, трудное – лёгким, лёгкое – красивым". Можно провести параллели между этапами этой формулы и этапами становления отношений в коллективе. Этап насилия – это этап выживания, то есть "невозможное сделать возможным", первоначальное освоение. Когда человечество решило проблему выживания, оно смогло перейти от жизни в ритме подвига, к жизни в виде понятных правил, сделало "трудное – лёгким", перешло к конвенциональным отношениям. И теперь, очевидно, мы начинаем реализовывать последний этап освоения – научиться жить красиво!

Оглянитесь вокруг, вспомните своих родителей и посмотрите на своих детей. Первые считают, что нужно тяжко работать, и это станет залогом успеха в жизни. Вторые считают, что общество им лично должно хорошую жизнь, и искренне не понимают, зачем горбатиться на скучной работе, если можно прожить с огоньком. Первые почитают счастливой жизнь безбедную, когда не нужно думать о куске хлеба, имеешь крышу над головой и с уверенностью смотришь в завтрашний день. Вторые посчитают такую жизнь скучной, ценят хамон, а не хлеб, выбирают стиль, а не надёжность в одежде.

Да, наши дети не голодали и не мёрзли, не менялись единственной приличной парой штанов идя на свидание. Устроить им такую жизнь, чтоб знали "как оно бывает"? Боюсь, этот рецепт жизни из прошлого века мало подойдёт к жизни в веке будущем. Можно и нужно приготовить ребёнка к разным ситуациям, сходить в поход, пожить в палатке, научить ловить рыбу и жечь костёр. Но готовить их к жизни в прошлом веке, если им жить в следующем?

Наши дети будут жить в мире, где изготовление материальных ценностей не будет стоить дорого. Где автоматы всё больше и больше будут вытеснять людей с однообразного производства. К такому миру их и нужно готовить, к миру, где цениться будет творчество, индивидуальность, а не монотонное исполнение служебных обязанностей.

И боюсь, как раз к такой жизни человечество ещё совсем не готово.

Давайте посмотрим на пример похожего качественного перехода, который прошло человечество ещё совсем недавно. Я говорю о том смене жизненного уклада, который произошёл в прошлом веке. Если в конце 19-го века крестьяне составляли от 80% до 90% населения страны, то сейчас занятое в сельскохозяйственном производстве население занимает наоборот, от 15% до 5%. Вначале, производительность труда крестьян резко возросла с появлением новых инструментов, ставших доступными в начале промышленной революции. Железный плуг был куда эффективнее деревянной сохи, хорошая телега много удобней и производительней дровней, ткацкие станки эффективней ручной работы, а ставшие доступными свечи экономили много времени и были много удобней лучин. Увеличившаяся производительность труда крестьян сделала многих из них лишними в деревне, а улучшившиеся условия жизни и увеличившаяся рождаемость только усилили процесс вытеснения людей из деревни в город. Конечно, вначале пошли самые лёгкие на подъём, а вот затем потянулись неудачники, пополнявшие больше ряды люмпенов. Город жадно втягивал людей из деревни – нужны были рабочие. Последние, имевшие хорошую квалификацию вели полностью обеспеченную жизнь, их уровень жизни был очень высок. А вот те, кто не хотел, не умел, и не мог (в силу возраста или в силу негодного воспитания) получить квалификацию для работы заводе – жили едва сводя концы с концами. И это привело к социальному взрыву. Отгремели первые революции и первые войны начала века. Продолжившийся процесс индустриализации села – трактора, коллективизация или создание крупных фермерских хозяйств – выжал из села ещё одну порцию "лишних" людей. И снова войны, снова потрясения. Почти столетие жизни "рождённых революцией" – вот цена такого кардинального изменения способа жизни людей.

Какие конкретно пертурбации ждут человечество при переходе от размеренной жизни устоявшихся правил к жизни, где ценным будет лишь творчество или работа, которую не смогут выполнять достаточно интеллектуальные автоматы? Сейчас, наверное, никто не сможет ответить на этот вопрос. Я оглядываюсь вокруг и вижу как уничтожается система образования в развитых странах, вместо умения мыслить – учат выбирать один из трёх вариантов, и не больше, а то ребёнок впадёт в ступор. Почему, зачем? У меня сейчас только одно предположение – это следствие полной деградации системы управления. По злобе ли, или думают, что так будет лучше... А скорее всего – им просто некогда, они заняты интригами, зарабатыванием денег, а образование просто приходит в упадок само собой, лишённое неравнодушного присмотра.

Но Время Перемен не будет ждать, оно уже наступает. Человечество решило проблему выживания. Человечество решило проблему стабильности, и его жизнь не зависит от неурожая и непогоды. Теперь мы должны закончить этот этап, и сделать нашу жизнь не просто комфортной, но сделать её красивой. Человечество должно создать ЖИЗНЬ ДОСТОЙНУЮ ЧЕЛОВКА. Это может занять время жизни не одного поколения, а сотни лет. И эта задача рождается прямо сейчас, в это время, Время Перемен.


?

Log in

No account? Create an account